Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:41 

Невеселое и непарадное

Sister_Sirin
А хорошо бы после трубы Страшного суда вступили саксофоны...


Стоит ли праздновать День Победы?
----------------------------------------------------
Этот день пока нельзя назвать днем нашего единства.
Часть страны чистит юбилейные медали, закупает красные гвоздики и цепляет к изнанке лацкана полосатые ленточки – чтобы с вызовом пройтись к Аллее славы. Вынырнут на день из подполья сталинисты- коммунисты и неразогнанные пока витренковцы. Канал Интер искусит дежурными «Смуглянкой» и «Катюшей». Те, кто считает себя ветеранами, получит разовые 400 гривен от власти и ежегодные сто грамм от Оппоблока.
А как же иначе, скажут некоторые. Нельзя, чтобы великую победу приватизировал Путин. Негоже спускать ему обидные слова о том, что фашизм одолели бы и без Украины.
Отсутствие цветов на камне с надписью «Киев» где-то в Москве, на аллее «городов-героев», таких покоробило. И посольство вынуждено было спешно возложить и выставить почетный караул…
Вторая часть страны праздника в этом дне не видит. Она будет скорбеть. Прикрепит к блузкам и футболкам красные маки – в память о жертвах войны. А больше – как антитезу махровой «колорадщине». Разве не показать свое численное преимущество перед ватниками вышли в прошлом году в Парк славы тысячи молодых киевлян?
Есть и третья часть, для которой этой даты не существует вообще. Ибо «это была не наша война», и в украинской истории есть много других героических дат, которые стоит помнить…
У каждой из этих позиций свой резон. Но есть и ущербность. Блуждающий интернетом плакат с красноармейцем, обещающим: «Победили фашистов – победим и рашистов» - это прикольно, но возвращает нас в ту же таки советско-российскую парадигму.
Так что же нам остается?
А остается – уйти от эмоций, от щенячьего восторга победами давно прошедшего времени, и так же точно - от ночных страхов перед Берией и смершем.
Мы должны понять прошлое не чувствами, а умом. Трезво и порой цинично. В день окончания войны (не важно, 9 или 8 мая) сесть за школьные парты. Всей нацией – от мала до велика, электорату и власти, пацифистам и генералам, первокласснику и президенту. Сесть и усваивать - усваивать-усваивать уроки той далекой войны. Потому что экзамен на знание предмета «война» уже идет.
Мы панически назвали нынешнюю войну «гибридной». Потому что наши знания о войне исчерпываются прилизанными цензурой главами из советских учебников и фильмов, получивших когда-то краткую характеристику «кино и немцы». Самые подкованные начитались мемуаров красных маршалов, где нет ни слова о пытках военнопленных, «черных бушлатах», заградотрядах…
Наша война с Россией для украинского общества стала шокирующим открытием. К ее второй годовщине появилось море научных изысканий, добротно собранной информации, сдобренной призывами к мировому сообществу: посмотрите, мол, что вытворяет Путин!
Кого и в чем мы хотим убедить?
В нынешней «гибридной войне» нет ничего такого, что не было бы испробовано ранее в мировой истории. Дети и женщины, которых Путин рекомендовал ставить впереди своих войск на Донбассе? Эта тактика известна еще со времен Дария. Первый «гумконвой» прибыл в Трою с дарами данайцев. И разве не хан Батый засылал в расположение киевских князьев «всепропальщиков», вещающих о зверствах и непобедимости орды?
Или нас возмутила «необъявленность» новой войны, как сказал один известный политолог – ее «неофициальность»? И мы всерьез верим, что «официальный» разрыв дипломатических отношений с Россией, односторонняя денонсация договора о дружбе и сотрудничестве 1997 года, введение военного положения, сразу помогут нам победить?
Что оно такое вообще – «официальная» война?
Это чисто европейское изобретение. Нормы «правильной» войны появились на континенте за многие столетия междоусобиц.
Известный афоризм, приписываемый Клаузевицу, о том, что «война – это продолжение политики другими средствами» подразумевает первичность политического решения споров. И лишь затем следует объявление войны (как угроза) и, наконец, боевые действия. Пример такой войны Умберто Эко показал в романе «Остров накануне», где солдаты-контрактники ХVI века днем воюют друг с другом, а по вечерам вместе обмывают в пивнушках полученный из полковой казны гонорар.
Первая мировая началась по всем правилам: монархи обменялись нотами об объявлении войны, неспешно начали мобилизацию и через неделю-две принялись стрелять.
А вот когда реально началась Вторая мировая - вопрос. Был ли это аншлюс Австрии или оккупация Чехословакии, если Гитлер никакой войны никому не объявлял? И была ли «настоящей» войной советско-финская, названная в СССР рядовым пограничным конфликтом?
Есть и обратный пример: в сентябре 1939 года Франция, мстя за Польшу, объявила войну Германии, но почти 9 месяцев никаких боевых действий не вела. Помогло ли Эдуару Деладье честное афиширование своих намерений? Ответ очевиден.
Война это не тогда, когда убивают. Бой, прямое вооруженное столкновение лишь незначительный элемент войны. Со времен Наполеона полководцы ввязывались в сражение лишь при гарантии 75-80 процентов успеха. А для гарантии необходимо преимущество в силах и средствах, и тут важно обмануть врага, повести по ложному следу. Такие действия называются маневром. Постоянное маневрирование - соль войны.
Причем, как утверждают классики военной стратегии, удобнее всего всю операцию проводить на своей территории, в мирное время и начинать «официальные» боевые действия лишь после того, как армия полностью развернута и приведена в движение.
Именно на этом строится вся теория «блицкрига». И именно это мы увидели в марте 2013 года в Крыму.
И это значит, любой отрезок мира может оказаться просто полем для «стратегического маневра» перед будущей молниеносной войной.
Потому, когда мы говорим о начале Второй мировой, то это вовсе не 1939 год. Реально Гитлер начал войну едва ли не сразу после Версальского договора, написав «Майн кампф», а генштаб распущенного вермахта почти в то же время на своем секретном заседании определил сроки грядущей бойни.
Вступление в нее СССР можно датировать 1923 годом, когда Тухачевский опубликовал свои знаменитые «Вопросы современной стратегии», где расстрелянный позже маршал советовал, как быстро и без проблем захватить всю Европу.
До начала войны были десятилетия, а она уже шла.
Возможно, Черчилль был прав, и миру действительно повезло, что два монстра, доведших до совершенства искусство гибридного уничтожения человечества, сошлись в схватке друг с другом. Продли они свой союз на несколько лет, неизвестно, какими слезами все это могло вылиться для человечества.
Черчилль называл Сталина азиатом. И Гитлера, кстати, тоже. Причина была в методах ведения войны. Оба диктатора глубоко презирали цивилизованные законы войны. Они, собственно говоря, разрушили миф о том, что войну вообще можно вести гуманно. Автор «Столкновения цивилизаций» Хантингтон развил то, что подметил Черчилль: для потомка азиатских кочевников война вовсе не «продолжение политики». Политика, дипломатия, переговоры и договоры для него лишь - «служанки» войны. Компромисс - слабость, если это не маневр, чтобы перехитрить врага. А сама война не средство решения спора, а орудие захвата ресурсов и пополнения армии рабов. Геноцид – всего лишь «санация» территории для последующего заселения победившим народом.
Азиатская война с ее просторами Евразии всегда требовала полной мобилизации воюющего этноса. И потому первым идеологом тотальной войны можно смело называть Чингисхана. Сталин и Гитлер довели идею до совершенства. Правда, «тотальной» называл ее только Гитлер, а Сталин – «народной». Но суть от этого не меняется. В тотальной войне мирного населения не существует: оно или стоит под ружьем, или считается враждебным. Живой щит из женщин и детей не только заставляет противника испытывать нравственные мучения, он, в случае гибели мирных граждан - хорошее средство для дискредитации противника перед лицом мирового сообщества.
Тотальная война учит искусству вербовать армию и на территории противника. Пятая колонна – сборище недовольных, готовых источить государство изнутри. К началу Второй мировой войны агентура Рейха в демократических странах составляла почти три миллиона человек, собранных в многочисленные «общественные организации». Только в США таких организаций было около 750, в начале сороковых они на своих митингах требовали ни много, ни мало как казни «предателя» Рузвельта. Ну а о том, как комитеты компартии США превратились во время Второй мировой в резидентуру КГБ СССР, я уже писал.
Искажение информационного поля между полюсами двух тоталитарных систем, обладающих колоссальным ресурсом вседозволенности и диффамации, привело к тому, что мир реально не знал, кто с кем и за что воюет, и какие средства уничтожения человека применяет.
Возник эффект, который фантаст Питер Гамильтон назвал «дисфункцией реальности». Риббентроп и Молотов щеголяли в европейских смокингах, попивали коньяк на дипломатических раутах, убеждая мир в своем гуманизме, а это время в печах Дахау сжигали евреев, а под Катынью расстреливали братьев-поляков.
Ничего в этом мире не изменилось. Европа как не замечала ничего, так и не замечает. Начало новой войны в средине 90-х было профукано под сладкие гимны Френсиса Фукуямы в адрес окончательно победившей демократии.
Живя между войной и миром, мы безуспешно пытаемся быть моральными. А для войны мораль бессмыслица. Это те же надувные танки, тысячами закупленные российским МО в 2011 году - резиновое изделие, наполненное воздухом.
Честность и искренность – добродетель мирного времени. «Война же – путь обмана»,- говорил 2 с половиной тысячи лет назад один китайский стратег. Обман, подкуп, сеяние розни в тылу врага, запугивание населения позволяют сделать «лучшее из лучшего: покорить чужую армию, не сражаясь».
Разве это не главный рецепт «гибридной войны»?
Дисфункция реальности делает с нами страшные вещи – и с нами, и с властью. Попытки жить в условиях горячего фронта по законам мирного времени приводят к тому, что отставленные командиры судятся с генштабом, воры из военных ведомств получают мизерные сроки, патриоты-добровольцы, необдуманно отжавшие авто у пособников врага, сидят в СИЗО, а заезжие правозащитники ругают воюющую страну за ущемление свободы слова!
И ведь это еще не конец.
У Гитлера, Сталина и их последователей было много ценных заготовок. Чего еще ожидать от Путина? Концлагерей, ковровых бомбардировок? А может быть 3 миллионов добровольцев (как китайцев в Корейской войне), режимов Пол Пота на оккупированных территориях? Новых Беломорканалов? Разрешения конституционным судом пыток военнопленых? Хунвейбинов Мао-Цзедуна, разбивающих дубинками головы сельским учителям? Чрезвычайных троек и Никиту Михалкова, снимающего смертную казнь в прямом эфире? Использование труда, а также крови и кожи «национал-предателей» для повышения тонуса русского этноса?
Не верится?
А разве верили мы в возможность расстрела из российских градов мирных украинских городов, а из «бука» -пассажирского лайнера? Разве укладывалась в нашу голову возможность пыток наших солдат в подвалах лугандонского гестапо? Или возвращение Сталина?
Главный путинский идеолог Александр Дугин уверен: России для достижения своих целей надо «забить» на естественные права человека, на принципы мирного сосуществования стран и цивилизаций, выработанные за последние века, ей должно быть наплевать на международные договора и общечеловеческие ценности.
И россиян не должна мучить совесть от этих неугодных Богу дел, ведь моральный ресурс в войне это не то, как ведут себя солдаты твоей страны, а то, как умело ты скрываешь их преступления.
Впереди нас ждет эпоха большого вранья. Начало ей положил Путин. Трамп, которого оппоненты назвали самым большим лжецом современной американской политики, если придет к власти, превратит мир в огромный балаган, где понятия справедливости и гуманизма могут раствориться в тумане ирреальности. Увы, Вторая мировая тоже начиналась с фарса. Не приведи Господь, снова увидеть в Бресте совместный парад.
Как бы не был прекрасен мир, в котором цветет сирень и так хочется просто по-человечески пожить, мы не должны забывать уроков войны, вызубрить их на зубок, разложить на квадратные уравнения, запомнить как второе правило термодинамики.
В день окончания войны мы должны осознать – война не закончена.
Евгений Якунов, Киев.
Укринформ.

@темы: любіть Україну

URL
Комментарии
2016-05-08 в 17:17 

mart
Март.Что ты ей скажешь, если она дура и родом из гармонии мира, а ты умный и ничего?(с)Ауренга
А это незначительно?А убийства и ранения детей - ничего не значат? А достучаться до сердец россиян? Или всем миром воззвать к Путину невозможено?ну Женя Якунов дал) А такой был невзрачный мальчик в общаге. Особенно понравиллось: "война не тогда, когда убивают.

2016-05-08 в 18:26 

Sister_Sirin
А хорошо бы после трубы Страшного суда вступили саксофоны...
Так то, что ты говоришь, это и есть более широкая картина, чем просто конкретное сражение, о чём он и пишет. Добавь сюда, опять же, ущерб экономике, который тоже бъет по людям, при чем в нескольких поколениях и много ещё чего.

URL
   

Пух и перья

главная